«Мой муж — католик». Трудности межрелигиозного брака

16 июля 2019, 15:10
Не секрет, что я и мой супруг разной веры. Рикардо вырос в Австралии, где принял католическую веру, как и его родители и брат. А я из православной семьи. И это наше различие преподнесло нам проблемы еще до свадьбы. Шестнадцать лет назад я и не могла представить, что меня выставят из православной церкви со словами: «Безбожница! Изменница веры и грешница».

Венчание в католической церкви

Шестнадцать лет назад я пришла в православную церковь, чтобы договориться о венчании с Рикардо. Планировалось, что мы пройдем этот обряд в российской церкви. Но мы и не ожидали, что меня с позором выгонят.

Чего я только не наслушалась, что я безбожница и изменница. Так я обошла пять церквей и получила совет лишь от одного священнослужителя. Тот предложил Рикардо отречься от католичества, принять православие и выучить основные молитвы на русском языке. Но об этом и не могло быть речи.

Оказалось, что в Тюмени есть одна церковь для католиков. В тот момент я ожидала, что и там меня не примут и прогонят подальше. Но выбора больше не оставалось, и я, набравшись храбрости, пришла в церковь, о которой мало что знала. Времени до свадьбы в России почти не оставалось. Организация была на мне, а Рикардо был в Австралии. Поэтому сомневаться было некогда. 
Мы с вами, православные и католики, одной веры! — сказал мне отец Лешек и принял меня с большой радостью.
В торжественный день венчания в католической церкви собрались православные, мусульмане, католики и даже буддисты. Святой отец благословил нас счастливую жизнь. Для нас двоих играл церковный орган и пел хор.

«Без сертификата о причастии их не примут в школу»

Для Рикардо было важно, чтобы дети были крещены, а в этом вопросе больше всего мы доверяли именно отцу Лешеку. Через пять лет после венчания тот самый отец Лешек крестил нашего первенца Александра. Он дал нам волю выбрать для сына крестных из любой веры. 
Три года спустя он крестил Эмили в той же церкви. И вот, буквально полтора года орган католической церкви в Тюмени звучал и для Арианы. 
Но вот, спустя много лет, Рикардо заявил, что старшие дети обязательно прошли причастие. В католичестве причастие включает в себя обучение в воскресной школе целый год, где дети учат молитвы и изучают библию.
Мне эта идея была не по душе. В моем понимании дети должны осознанно и самостоятельно прийти к вере. Однако Рикардо, который окончил католическую школу, стоял на своем. Он объяснял, что если вдруг мы переедем в Австралию, то детей не примут в католическую школу без причастия. И они не смогут венчаться без этого сертификата. «Они тебе этого не простят!» — сказал он.
Если мы действительно вернемся в Австралию, то дети пойдут именно в католическую школу. Она немного отличается от обычной государственной. В католической строже дисциплина и в учебной программе есть такой предмет, как религия. Католические школы популярны в стране и считаются более сильными. И туда не примут без сертификата.
И тогда я согласилась на эти занятия по воскресеньям. Но от своего мнения не отказалась. У нас дети четырех культур, которые не принадлежат ни определенной стране, ни религии.
Совсем скоро Эмили и Александр получат те самые сертификаты, которые позволят им ходить в католическую школу и венчаться. Но уже круг общения ребят состоит из людей из самых разных вероисповеданий и религий. Это навевает меня на мысль о том, что венчание по католическим канонам им может и не понадобиться.