ГлавнаяДля мамы«Рвала на себе волосы, а сейчас почти здорова». Биполярное расстройство — личная история

«Рвала на себе волосы, а сейчас почти здорова». Биполярное расстройство — личная история

17 декабря 2019, 18:21

Маниакально-депрессивный психоз — психическое расстройство, чаще известное как «биполярное». Оно выражено интенсивной сменой настроения, активности и способности функционировать. Любой человек сталкивается со сменой настроения, однако при биполярном расстройстве эта «изменчивость» может привести к серьезным последствиям. Алине 20 лет и она ощутила на себе все грани заболевания, включая тяжелую депрессию и маниакальную эйфорию. С нашей редакцией она поделилась, каково жить с диагнозом БАР, а также рассказала свою историю от зарождения болезни до ремиссии в настоящем времени.

Биполярное расстройство — с чего все началось

bipolyarnoe_rasstroistvo(1)

Для начала хочу рассказать о том, какая я на самом деле — та, что без биполярного расстройства. Я всегда была активной девочкой, амбициозной, энергичной и взбалмошной. Такой меня помнят люди, которые познакомились со мной до “биполярки” и такой меня видят те, кто знает меня сейчас, когда я в состоянии ремиссии.

В биполярном расстройстве две стороны — мания и депрессия. У каждого человека с этим диагнозом одно из состояний преобладает. У меня это депрессия. С ее появления я стала замечать, что в моей жизни стало что-то не так.

Не нормально было то, как я стала видеть мир. Вокруг словно исчезли все цвета. Все стало иметь отрицательный смысл и негативное значение. Но самое главное, что я ощутила тогда — я ничего не хочу от жизни. “Я ничего не хочу, ничего!” — это постоянно било меня по лицу.

Выпускной год — это стресс. Натянутые отношения с учителями, нервы от неудач в подготовке к экзаменам. Чувствуешь себя болваном и боишься, что никуда не поступишь. У меня это было в некоторой степени, но в целом мне было всё равно. Но все одноклассники, они же мои друзья, были погружены в суету. А я начинала погружаться в себя.

Мое общение с ними постепенно сходило на нет. В наши редкие встречи мы только выпивали. К слову, в тот год я влила в себя столько алкоголя, сколько больше никогда не выпивала. Но так клеилось наше общение и мне становилось легче. Отступали негативные мысли, рефлексия, а друзья были рядом. На утро приятный бонус — совсем не хотелось есть. Задолго до этого я подумывала стать моделью, а скинуть пару килограммов было нелишним.

В этот год я слишком много времени проводила в одиночестве. Это давало большую возможность, чтобы копаться в себе, рыть внутри яму все глубже и глубже. Мир все больше для меня угасал.

Вдруг я почувствовала себя всем ненужной. Я была довольно красивой и совсем неглупой девочкой. Но тогда мне было этого не доказать. «Я ничтожество!» — собственноручно смешивала себя с грязью. Сейчас мне это кажется абсурдом, но тогда я была уверена, что никуда не поступлю и уж точно не стану моделью. Но это было лишь верхушкой айсберга.

У меня поселилась идея, что друзья меня ненавидят. Я была уверена, что они именно ненавидят меня. У меня не возникало мысли как-то проанализировать и обдумать причины, почему со мной не общаются. Может у них свои дела? Экзамены? Нет! Это ненависть!

Парень был в другом городе в период. Но это не мешало мне думать, что ему от меня нужен только секс. Вишенка на торте — я была убеждена, что подведу родителей. А значит мне жизненно важно поступить на бюджет — иначе конец. Но я ничего не хотела. Абсолютно ни-че-го. Просто отстаньте все от меня!

Начала прогуливать школу. Но как прогуливать: я просто лежала целыми днями в кровати. Тогда все и набрало обороты. Самобичевание разбавили приступы окаменения. Совсем скоро я могла лежать в кровати целыми сутками. Мысли давили на меня физически. Я уже не могла сопротивляться. Моё тело теряло силу от тяжести мыслей. Я ложилась на один бок и просто лежала. Глаза открытые. Не спала. Разлагалась.

“Ребенок просто устал”

Конечно, родители ничего не знали и не понимали. “Ну ребёнок спит, устал. Бывает!”. А я в тот момент лежала в приступе и чувствовала, то за моей спиной стоит мужчина. Он хочет меня убить! Я чувствовала спиной чьё-то присутствие. Никогда не забуду, как билось мое сердце. Я давилась слезами и вздыхала так тихо, чтоб он не услышал.

Так оно всё и началось. В мои 17-18 лет. Мама с папой видели только мои потухшие глаза. Я делилась с мамой, говорила, что мне плохо, тяжело. Разумеется, она поддерживала меня. Она говорила: «Я понимаю, с этими экзаменами.. У тебя стресс…».

Конечно, никто не понимал, что на самом деле происходит. Я и сама узнала свой диагноз лишь через год. Тем не менее, я не считаю, что биполярное расстройство раскрылось на фоне стресса. Наверное, просто пришло мое время.

Не знаю, были ли признаки в детстве. Я была улыбчивым и контактным ребенком, но ненавидела я себя всегда.

Я наказывала себя. После ссоры с родителями, когда мне говорили, что я плохая и наказывали, запирая в комнате, я делала себе больно. Страшно вспомнить. Я билась о стену головой, коленями. Не знаю, было ли этой предпосылкой биполярного расстройства или не совсем хорошего воспитания. Если это и случалось раньше, то воспринималось это за подростковую энергичность и детские капризы.

Взаимоотношения с людьми

Несмотря на все, я начала учиться в университете на театральном и переехала в новый город. Так мои родители были в одном городе, парень в армии в другом, а я одна — в третьем. Во время учебы начались проблемы с преподавателями. Ох уж эти творческие люди!

Когда у меня спрашивали что-то, я говорила, что мне все равно. На что у них было одно мнение — инертная, пассивная и абсолютно “не очемная”. Меня не любили там. Хотя все задания и упражнения мне давались легко. Однажды меня вызвала куратор поговорить обо мне.

Ты не талантлива. Ты человек с приставкой "недо". Твои родители говорили, что ты делала успехи, когда занималась музыкальным театром, но я абсолютно не вижу твоего таланта." - срывались слова с ее уст. Меня очень задело. Вскоре я бросила вуз.

Разногласия продолжали обостряться. Состояния подогревали мои друзья, которые просто перестали со мной общаться. До меня стали доходить сплетни. Они говорили, что я зазналась, веду себя некрасиво.

Лишь одна девочка из универа была солнышком в тот момент. Она меня полюбила и до сих пор мы очень хорошо дружим. Не знаю, как ей тогда удалось увидеть меня настоящую.

Тем не менее, я окончательно замкнулась в себе. Мне стало сложно находится в кругу людей и я стала избегать таких ситуаций: хождения по торговым центрам, универ и, тем более, семейные праздники. На последних приходилось заставлять себя поддерживать разговор, но хватало меня не надолго. Уходила в комнату — подальше от шума.

На моем 19 дне рождения не было друзей. Помню как за ужином с семьей говорила, что я никому не нужна, что я полное дерьмо. Родители были в шоке. В момент депрессии со мной действительно никто не общался. Я была слишком замкнутой и грустной — кому нужны такие друзья? Никто и не интересовался, что со мной происходит.

Состояние мании

bipolyarnoe_rasstroistvo

Зимой 2018 года я познакомилась с обратной стороной биполярного расстройства — манией. Но она совсем не позитивна, как некоторым может показаться. Она — страшная штука.

У меня появилась ненормальная бодрость к вечеру, пугающее удовольствие от жизни и бессонница. При этом с утра я не могла встать, поднять себя и включиться.

Я совсем не ориентировалась в пространстве. Стоит дать мне волю и я лягу, потерявшись в своем бессознательном.

Днем появлялась тревога с бешеным сердцебиением. Жуткая каша в голове из бесконечного потока мыслей перерастала в нервозность. Мыслей было так много, но ни одну я не могла ухватить. Я рвала на себе волосы, замыкалась и рыдала. Так было каждый день до вечера.

Как только садилось солнце, я влюблялась в этот мир, становилась инициативной, агитировала всех заняться чем-нибудь, планировала массу вещей. Я без остановки говорила и говорила. Не ходила, а бегала. Я все любила. Нет, я обожала и постоянно улыбалась.

Этой зимой все прошло довольно тихо — спасибо проблемам с животом, из-за которых большую часть времени я пролежала дома с болями. Это не позволило мне натворить глупостей. Но в конце лета этого года случился новый приступ. Тогда без происшествий не обошлось.

Летом я отправилась работать на побережье. Приступ мании был таким же, как зимой. Только теперь днем мне приходилось работать с людьми, консультировать их и улыбаться.

Представьте себе продавца в магазине конфет, который со слезами на глазах, с трясущимися руками, бегающими зрачками и нервным движениями помогает вам выбрать конфеты к чаю. Еще и пытается сквозь слезы вам улыбаться.

Кроме продаж мы также готовили конфеты. Вечерами за стеклянной витриной мы лепили конфеты, включали музыку погромче, танцевали. Люди снаружи любили наблюдать за этим шоу. А мы регулярно закидывались парой-тройкой таблеток лирики накануне. После работы тусили дома (нас было человек 7 плюс ребята с пляжа, что тоже там работают). Продолжали тусовку в клубе, закидывались еще, курили гашиш, пили.

Мир был так прекрасен. Я так любила всех. Язык мой тарахтел. Сил было куча, хоть и отработала больше 12 часов в магазине. Мне хотелось все употреблять еще и еще. Тогда становилось ещё круче. Аж до небес! У меня не было в голове даже мысли «Стоп! Это опасно. Нехорошо для здоровья.». Я это делала каждый день. Мне было плевать на жизнь, здоровье, и на то, что по вине своего поведения я могу сильно влипнуть. Влипла!

Мой парень был в тот момент в другом городе. А у меня энергии — до небес! По ночам чувствую я себя очень офигенно. Мне хотелось мужского внимания. Ничто меня не может сковать. Никаких тормозов.

Так я начала общаться с каким-то сомнительным парнем. Хотя общение заключалось в обжиманиях в клубе. Благо не дошло до интима.

На следующий день маленькая Алина в голове не залепетала: “Какой стыд и срам!”. Тем не менее история дошла до моего парня. Но мы её отрегулировали. Как? Ну конечно, “Те, кто рассказал, му*аки полные. А мне же ты веришь. Веришь? Ну вот я и не сомневалась. Целую”.

В моменты этой эйфории я чувствую себя привлекательной, веселой, энергичной и совсем без тормозов. Но мне, я считаю, повезло.

Мой диагноз

В один момент мне стало страшно от самой себя. Изнутри будто разрывало от эмоций. Из-за этого хотелось сделать что-то с собой. Я вела ужасный образ жизни. Ничего большего не хотела. Когда я подумала о своих родителях, откровенно запереживала. Я решила, что ради них должна быть умницей.

Вернувшись домой с побережья я записалась на прием к психологу, которого мне посоветовала знакомая. Врачу я объяснила, что не вижу своего будущего, что у меня нет цели в жизни. Рассказала, что в последнее время я очень изменилась, стала замкнутой и негативной. Рассказала обо всех последних событиях: с друзьями, парнем, в универе. Она задавала мне вопросы. В итоге сказала: «Ты действительно считаешь, что эти события могли так сильно повлиять на тебя?».

Мы с ней провели психологические тесты, не те, которые легко можно найти в интернете на женских сайтах. Это были специальные клинические тесты.

По правде говоря, я боялась узнать, что со мной. Подтвердилось, что у меня тяжелая депрессия. Она посоветовала отправиться к психиатру, так как одни сеансы с психологом мне не помогут.

Я сама нашла врача, воспользовавшись советом психолога идти только в частную клинику. Думаю не сложно понять почему. К слову, на всех медосмотрах в государственных учреждениях я уверенно заявляю, что абсолютно здорова.

Обратилась к психиатру, неврологу. Все “втихаря” от всех, за свой счёт. Ушло действительно очень много денег. Прошла различные исследования мозга, чтобы исключить травмы и патологии. Углубились в историю семьи. Моя бабушка тоже больна.Только ей всю жизнь ставили шизофрению. О, да, её ставят каждому встречному. Но у моей бабушки “биполярка” с основным состоянием мании. Сестра и мама абсолютно здоровы. Но тут вот я.

Диагноз подтвердился — биполярное расстройство. Мама плакала, а папа отнесся скептически. И буркнул: «Эти таблетки будешь покупать сама». Другие люди… Они даже не знают толком что это. Если я рассказываю что это, что со мной было и что может быть, они не понимают до конца моих слов.

Но я никогда не сталкивалась с какой-то оценкой «психушка», «ой как жаль» и прочим. Всем как-то наплевать — ничего необычного.

Лечение и настоящее время

Сейчас мне 20 лет и я, как и хотела, делаю первые шаги в модельном бизнесе. Я считаю себя почти здоровой, чувствую себя стабильно хорошо — без скачков и глубоких моментов депрессии. Но так стало совсем недавно, когда я наконец-то начала лечение.

В первое время меня «штырило» от антидепрессантов. Были широкие зрачки и ощущение, что я под кайфом. Но через пару дней это прошло. Мне также повезло, что обошлось без побочных эффектов.

Сейчас «биполярка» прорывает барьер антидепрессантов только после каких-то ссор или сильных переживаний. Тогда появляются былые симптомы: бессонница или наоборот супер-сон, плохое пищеварение, каша в голове, плаксивость.

Я постепенно нашла способы контролировать свое состояний. После стрессов стараюсь как можно скорее прийти в себя и отстраниться в спокойную обстановку. Научилась позволять себе расслабиться.

Самое главное не бояться идти к специалистам, если ты понимаешь, что что-то изменилось в твоей голове. Возможно одолевает тревога, каша из мыслей, деструктивное поведение, отсутствие логики в поступках, тоска, боль.
Очень важно преодолеть страх и попросить помощь.

Родителей я прошу быть тактичными со мной и подбирать слова. Человек больной БАР очень чувствителен. Депрессия, мания — без разницы! Важно обеспечить спокойную и комфортную обстановку. Чтобы ничто не провоцировало возникновение стрессовых ситуаций. Когда «биполярник» находится на лечении, важно стабилизировать настроение.