ГлавнаяДля мамы«У меня ребенок без вредных привычек!». Интервью со звездой сериала «Ростов» Яниной Мелеховой

«У меня ребенок без вредных привычек!». Интервью со звездой сериала «Ростов» Яниной Мелеховой

23 апреля 2019, 16:41

Популярная актриса театра и кино, звезда нового многосерийного фильма “Ростов” на телеканале НТВ Янина Мелехова рассказала imom.me о характере и воспитании дочери Анны-Марии, семейных обязанностях и любимых традициях в своем доме.

— Янина, согласны ли вы, что дети — наши лучшие учителя? Чему вы смогли научиться у своей дочери?

— Это довольно сложный вопрос: у детей надо учиться правде, они — ангелы. Если честно, я и сама частенько чувствую себя ребенком. Порой находясь со своей дочерью, мне кажется, что она даже меня старше! С одной стороны, это хорошо, я достаточно простой, открытый человек. Однако все же в какие-то моменты ты понимаешь, что лучше бы подучиться жесткости, а где-то — быть более закрытой. Общаясь с дочкой, я понимаю, что говорю с ангелом: такие у нее светлые мысли. Иногда думаю: «Господи, если ты останешься такой до конца жизни, как же тебе сложно будет, как же тебя будут обижать!». Хотя я и сама в таком же положении. Мне надо идти на курсы не к детям, а на какие-то другие.

— Есть ли у вас с Анной-Марией собственные маленькие традиции, например, любимое совместное времяпровождение?

— Да, разумеется, у нас есть любимое занятие: обожаем просто поваляться, пообниматься (смеется). Вот действительно — это любимое дело. Может быть, оттого что я из-за достаточно сложного графика, физических и морально-психологических нагрузок, очень устаю. И у меня просто не хватает сил, особенно вечером, заниматься чем-то.

— Что для вас самое сложное в воспитании дочери?

— Нет сложностей с воспитанием, мне повезло с ребенком. Анюта умница, и так старается! У нее очень развито материнское чувство, она ко мне относится как к дочери. Может быть, это от моей творческой профессии. Я периодически и поплакать дома могу, она меня успокаивает, жалеет, помогает. Были сложности чисто физические, из-за того, что она активная: когда дочка не умела сидеть, ее надо было всегда носить на руках, потому что ей неинтересно лежать и смотреть в потолок. Потом научилась сидеть, стало легче. Еще, пока не умела говорить, она была очень шумной, и голос такой громкий! Когда начала ползать, я не могла ее удержать на месте: настолько уставала с ней, что, приходя в ресторан на бизнес-ланч, отпускала ее ползать. Конечно, у посетителей глаза на лоб: как так, ребенок ползает по полу. Поползает, успокоится, руки-ноги протру салфеткой или зайдем в туалет. Благо, она в рот никогда не тянула ни пальцы, ни какие-то предметы. Никогда не разрисовывала стены. Ребенок без вредных привычек (смеется)! Она развивается, кстати, прямо по книгам: если написано, что зуб должен выпасть в такое-то время, он так и выпадает. Поэтому тут для меня ничего удивительного нет, и сюрпризов не происходит. Потом, с каждым этапом, мне становится все легче и легче. Сейчас все так боятся школы, а мы идем в следующем году в первый класс. Нас пугают, но мы не боимся! Мы по характеру с ней очень похожи, только я бы сказала, что она еще больший концентрат меня. Не помню, чтобы со мной кто-то занимался: все делала сама, уроки у меня даже не проверяли. И я считаю, что это правильно – не поверять и не исправлять дома. Сразу приучать ребенка серьезнее относиться к домашнему заданию, которое проверит учитель и затем поставит оценку. Ребенок сделал задание, допустил ошибки, родители их исправили, все сами переписали, — это расслабляет. Теряется самостоятельность, и дальше в жизни будет только сложнее.

— Как вы делите с супругом обязанности по дому и воспитанию ребенка?

— Тут мне повезло с супругом. Можно даже сказать наоборот: как он делит со мной обязанности, потому что мы обходимся без няни. Одно время у нас она была, когда еще Анюта в сад не ходила, но потом мы отказались. У нас никогда не стоит вопрос, кто ведет ее в сад или забирает. Если я могу,  — что бывает не часто, — то это делаю я. Или, например, если у меня был вечером спектакль сложный или съемка, я просто физически устала, либо если мне надо с утра уже куда-то собранной поехать, то даже не стоит вопрос: супруг отведет дочку в детский сад. Мое дело — только ее одеть. Потому что это не всегда легко! Также вечерами они занимаются, играют в настольные игры. Сейчас Анютино увлечение – рисование. Еще в плане разделения обязанностей нельзя не сказать про моих родителей, которые просто золотые! Они обожают Анюту и готовы примчаться в любой момент к ней, когда я не успеваю отвести ее на кружки: танцы и рисование. Мой папа всегда после работы с удовольствием приезжает только для того, чтобы перевезти внучку с одного занятия на другое. Они живут в Подмосковье, и час добираются, чтобы 15 минут побыть с Аней. На выходные мы стараемся отправлять дочку туда, и летом она все время на даче: мы так называем дом родителей. Там озеро, природа. Я не знаю, как бы мы справлялись без них!

— Балуете ли вы дочь? Или вы придерживаетесь строгого воспитания?

— Мы — строгие родители. Но эту позицию мы приняли вынужденно, как раз таки из-за ее активности, когда она крошкой была. Сейчас уже и не нужна строгость, потому что в 6 лет Анюта — абсолютно зрелый человек. Всегда спрашивает, можно или нельзя. Иногда даже доходит до крайностей. С утра прибежала, лежит со мной: «Мама, можно я схожу пописаю?». Я говорю: «Конечно, почему ты спрашиваешь?». Сладкое, конечно, она любит, но стараемся ограничивать: две конфетки в день. И она это знает. Иногда может выпросить третью конфету, но не съест, а куда-то положит. Будет хранить, и съест завтра, например. Все равно как любой ребенок иногда и хитрость проявляет. Когда видит, что я говорю по телефону или занята, сосредоточена на чем-то, в этот момент может подойти, что-то спросить, зная, что мама по-любому ответит «да-да». Иногда она этим пользуется. Ну почему нет? Это нормально для ребенка! Я просто еще очень хорошо помню свое детство и собственные ощущения. И несмотря на строгое воспитание, многие вещи я позволяю дочке. Например, Анюта с подругой Ариной просятся вместе переночевать. И по очереди ходят друг к другу в гости. Просто я понимаю, как это прикольно! Мне тоже в детстве казалось, что ночевать у подруги — это круто, и есть у них дома интереснее.

— Ваша дочь уже говорила, кем хочет стать, когда вырастет? Хотели бы вы, чтобы она тоже стала актрисой?

— Пока она говорит, что будет работать в моем театре, но только для того, чтобы быть со мной целый день. Серьезно о профессии она в свои 6 лет не задумывалась. Говорила, правда, что будет балериной. Но я вижу, что комплекция у нее скорее спортивная, чем балетная. Так что в профессиональный балет отдавать ее не буду, а на танцы и хореографию она ходит. Вижу склонность к математике, читает она хорошо, но не очень любит. Уже и таблицу умножения знает, причем не зазубривая, а логически: два на три это шесть, потому что это три двойки, или две тройки. Она это обдумывает и таким образом умножает. Сложение, вычитание – это уже само собой, она владеет ими. Вижу дизайнерские способности, интересы к поделкам. Ее можно оставить с бумагой, ножницами и клеем. А когда вернешься – у нее будет в объеме что-то сделано. Она даже делает квартиры с маленькими-маленькими деталями. Самая потрясающая поделка (я так жалею, что случайно выбросила) – из обычного листа A4 она смастерила маленький туалет для игрушки из киндера. Представляете его размерчик?! С крышкой, бачком. Ершик сделала из зубочистки и мелко нарезанной бумаги. И подставочка там, и туалетная бумага. Полный комплекс (смеется)! А потом смастерила домик из бумажных тарелок, там даже двери открывались. Может из нее получится архитектор или дизайнер интерьера.

— Какой детский сад посещает Анна-Мария? Обычный или с уклоном на определенные знания/модель обучения?

— Про детский сад я могу рассказывать часами. Уже со слезами на глазах, потому что осталось нам в нем пребывать всего лишь два месяца – и в школу. Мы посещаем самый лучший детский сад в Москве — № 288. Это инклюзивный детский сад, то есть для всех. В каждой группе присутствуют детки с особенностями: с аутизмом, с синдромом Дауна, с другими особенностями. Главное — чтобы ребенок мог быть коммуникабельным с другими детьми, мог находиться в коллективе. Воспитатели все с двумя-тремя образованиями, и педагоги, и психологи. Постоянно на повышениях квалификации. Коллектив молодой, классный и креативный. Прихожу однажды за дочкой, а у них на улице колонка и играет «Сплин». Дети пляшут! Я сама любила эту музыку, и мне было особенно приятно увидеть такую картину. Во многих группах есть воспитатели-мужчины, у Анюты — Саша, ему около 30. Он «второй папа» для деток, по-моему, это потрясающе! Вижу, что это развивает в детях заботу, внимание, и модное нынче слово – толерантность к другим детям, к особенным. Также Анна-Мария сама себя назначила, и потом официально уже воспитатели подтвердили, ответственной за двух мальчиков с аутизмом. Ей нравится о них заботиться, помогать собираться на прогулку. С одной стороны, дочка понимает, что они — особенные, с другой, знает, что такие же, как и она, только им нужно чуть больше времени. Кстати, в наш сад ходит Семен, сын Эвелины Бледанс. Я помню, как мы пришли на занятия и пока разговаривала с воспитательницей, Аня и ещё пару девочек начали играть с ним в мяч. И вдруг такие крики счастья: «Ура, я научила Сему играть в мяч!». То есть, они спокойно, терпеливо подходят к игре с детками, и так счастливы, когда они чему-то смогли их научить. Им приятно видеть результат своей работы. По-моему, это здорово! Конечно, все идет от головы, от руководства. У нас сменилось две заведующих за время, пока мы ходим в этот сад. Это классные и современные молодые женщины в кроссовках и спортивных штанах. Они бегают по всему саду, проверяют и помогают, а не только сидят в красивых костюмах в кабинетах и перебирают бумажки. Они — люди дела! И я счастлива, что Анюта именно в этом садике.

— Став мамой, что пришлось изменить в образе жизни? От чего-нибудь пришлось отказаться?

— Нет, мне ни от чего не пришлось отказываться. Когда Анне-Марии было две недели, я уже пошла сниматься. Приносила ее с собой на съемку, кормила каждые два часа. Брала ее на репетиции в театр. Никогда не прекращала сценическую деятельность. Другое дело, что я пересмотрела свои жизненные позиции, и если до ее появления я работала чуть ли не на 10 работах, то поняла, что так продолжаться не может. Расставляя приоритеты, я сначала отказалась от педагогической деятельности: преподавала мастерство актера, сценическую речь, хореографию. Но я же не могла просто давать уроки! У нас отчетные спектакли в театральной студии, и я шью сама костюмы всем детям, сценарии пишу, музыку подбираю. И однажды сказала категорическое «нет». Это отнимает очень много как физических, так и эмоциональных сил. В эту сферу я больше не хочу возвращаться.

— Откладывает ли публичная деятельность отпечаток на семейную жизнь? Если да, то какой?

— В моей семье она оказывает влияние только лишь в том, что я мало времени бываю дома. А в остальном, у меня супруг все принимает. Сам он не любит ни интервью давать, ни как-то особо светиться. Просто это не его, ему это не надо. Но ему всегда интересно то, что происходит у меня! А еще он переживает и отлично знает, с какой любовью я отношусь  к своей профессии.

— Что бы вы могли посоветовать мамам, которые также пытаются совместить карьеру и воспитание детей?

— Я посоветую сразу — найти хорошую няню. Хоть у меня ее и нет, но не каждый супруг, как мой, будет уделять столько времени ребенку. Почему няня? Она нужна, даже если вы не собираетесь строить большую карьеру, а просто хотите чувствовать себя женщиной, а не только мамой… Я очень хорошо помню, когда дочке было полгода, на дворе лето, у театров — каникулы, съемок не было, и я целыми днями была с ней. Выходила в 10 утра на площадку уже уставшая. Мамочки поймут! Ты садишься на скамейку и наблюдаешь, как дети ковыряются в песочнице. А у самой мысли о том, как бы поспать, отдохнуть, а о том, чтобы погулять, развеяться и пройти по магазинам даже и не мечтаешь. Но есть же няни, внимательные, активные. Они бегают с детьми, играют. Потом следующая картина: в час дня я выхожу на вторую прогулку, и вижу, как мама мальчика, который гулял с няней, возвращается с работы. Улыбается, соскучилась! Хватает его, подбрасывает, играет с ним и бегает по площадке. А мы, мамаши, которые целый день и ночь с ребенком, сидим на лавочке и ног не чувствуем. Поэтому я однозначно за то, чтобы хотя бы немного разгрузить свои будни и не забывать о том, что себя тоже надо любить, а не только ребенка. И себе тоже нужно посвящать время! Тогда в семье будет мир и любовь!